Ты сам - свой бог, ты сам свой ближний. О, будь же собственным Творцом. Здесь автор уподобляет себя Иисусу Христу, с креста взывающему к Своему Отцу: И вопию к Тебе, как сын Твой: Боже, Боже, За что оставил ты меня? Душа моя и Ты - с Тобою мы одни,. Душа моя и Ты - с Тобой одни мы оба. Я всё же знаю:

Описание эмоций по К. Изарду

Притворной нежности не требуй от меня, Я сердца моего не скрою хлад печальный. Напрасно я себе на память приводил И милый образ твой и прежние мечтанья: Безжизненны мои воспоминанья, Я клятвы дал, но дал их выше сил. Я не пленен красавицей другою, Мечты ревнивые от сердца удали; Но годы долгие в разлуке протекли. Но в бурях жизненных развлекся я душою.

(Ахматова); «Душа полна стыда и страха, / Влачится в прахе и крови» ( Мережковский); «Душа несчастная! Как Ева, / Полна ты страха и стыда.

Любовь их душ родилась возле моря, В священных рощах девственных наяд, Чьи песни вечно-радостно звучат, С напевом струн, с игрою ветра споря. Страннее и суровей Едва ль была людская красота, Спокойный взгляд, сомкнутые уста И на кудрях повязка цвета крови. Когда вставал туман над водной степью, Великий жрец творил святой обряд, И танцы гибких, трепетных наяд По берегу вились жемчужной цепью. Средь них одной, пленительней, чем сказка, Великий жрец оказывал почет. Он позабыл, что красота влечет, Что опьяняет красная повязка.

Когда забыл великий жрец обет, Ее уста не говорили"нет", Ее глаза ему не отказали. И, преданы клеймящему злословью, Они ушли из тьмы священных рощ Туда, где их сердец исчезла мощь, Где их сердца живут одной любовью.

Это было у моря, где ажурная пена, Где встречается редко городской экипаж Королева играла - в башне замка - Шопена, И, внимая Шопену, полюбил ее паж. Было все очень просто, было все очень мило: Королева просила перерезать гранат, И дала половину, и пажа истомила, И пажа полюбила, вся в мотивах сонат. А потом отдавалась, отдавалась грозово, До восхода рабыней проспала госпожа Это было у моря, где волна бирюзова, Где ажурная пена и соната пажа.

О, если б не могла я любить! Душа полна стыда и страха, Влачится в прахе и крови. Очисти душу мне от праха, Избавь, о, Боже, от любви! 3 Нравится.

Не мне к ногам ее упасть Таково все его творчество. Слова эти являются как бы программными для всего старшего поколения символистов. Нетрудно видеть, однако, что и новый вариант мечты Мережковского, хотя поэт и апеллирует к истории, но перестает быть иллюзией: Во-первых, потому, что такая религиозная концепция истории, связанная, в частности, с мистической философией истории Вл.

Соловьева, как увидим далее, найдет свое продолжение и у Мережковского и у символистов-теургов. Мы вправе сделать некоторые выводы. Наша земная жизнь — утверждают старшие символисты — пустыня безысходных страданий, царство пауков, недотыкомок и т. Мир непознаваем в своей сущности, мы находимся в клетке лжи, где воем, как плененные звери. Истинная жизнь — в глубине нашей души, в ее экстазах, в мигах восторгов, в мечтах.

Но так как, далее, мечты и миги не давали удовлетворения, так как, в конечном счете, вся эта поэзия была выражением духовных метаний людей безмерно противоречивых, оторванных от жизни и народа, внутренне опустошенных, искавших забвения в иллюзиях, то не случайно, что они приходили к прославлению смерти. Ибо смерть для них — желанный покой, единственная возможность освободиться от кошмара действительности и от мучительных собственных противоречий.

Весьма характерно, что позже, изменив Родине и будучи в эмиграции, Мережковский искал соединения Христа с язычеством в

Стихотворения про Усталость

Я так тебя люблю! Так полно сердце радостной тревоги, что чувств мне не сдержать! Прости мне их, молю! За это для тебя Я попрошу у Бога так много новых сказок, чтобы ты Забыл о буднях скучных. Незримо, бегут по лунной лестнице мои мечты, туда, Где херувимы поют Творцу хвалу. Ведь и они-хвала, Да примет их Господь к подножию престола, А сказки, что подарит- о любви!

Гнев и вину, стыд и страх . Наша сексуальная жизнь богата, полна любви, мы часто занимаемся сексом, и я всегда удивляюсь, слушая, как мои.

Не мне к ногам ее упасть Таково все его творчество. Слова эти являются как бы программными для всего старшего поколения символистов. Нетрудно видеть, однако, что и новый вариант мечты Мережковского, хотя поэт и апеллирует к истории, но перестает быть иллюзией: Во-первых, потому, что такая религиозная концепция истории, связанная, в частности, с мистической философией истории Вл. Соловьева, как увидим далее, найдет свое продолжение и у Мережковского и у символистов-теургов.

Мы вправе сделать некоторые выводы.

Апрель - Прошлое, но не забытое

Я принимаю все дары Твои, о Боже, Но кажется порой, что радость и печаль, И жизнь, и смерть — одно и то же. Спокойно жить, спокойно умереть — Моя последняя отрада. Не стоит ни о чем жалеть, И ни на что надеяться не надо. Усталость Мне самого себя не жаль. Спокойно жить, спокойно умереть — Не стоит ни о чем жалеть, И ни на что надеяться не надо. Ни мук, ни наслаждений нет.

О, если б мог я не любить! Душа полна стыда и страха,. Влачится в прахе и крови. Очисти душу мне от праха,. Избавь, о, Боже, от любви.

И зло, и благо, — тайна гроба И тайна жизни — два пути - Ведут к единой цели оба. И все равно, куда идти. Будь мудр, — иного нет исхода. Кто цепь последнюю расторг, Тот знает, что в цепях свобода И что в мучении — восторг. Ты сам — свой Бог, ты сам свой ближний, О, будь же собственным Творцом, Будь бездной верхней, бездной нижней, Своим началом и концом. Но ближних не люблю, как не люблю себя, И все-таки порой исходит сердце кровью.

Стихотворения про Усталость

Он слушал внимательно, только иногда вздыхал и потирал бороду. Чтобы хорошо писать - страдать надо, страдать! А как же, ведь она - род литературы. Читаешь сегодняшних"инженеров человеческих душ" и - все"слабо, слабо, слабо" Но гениальные строки он написал - и остался навсегда золотом вписанным в поэзию Серебряного века. С усильем тяжким и бесплодным, Я цепь любви хочу разбить.

Душа полна стыда и страха, Влачится в прахе и крови. Очисти душу мне от праха, Избавь, о, Боже, от любви! Дмитрий Мережковский.

О если б жить, как вы живете, волны, Свободные, бесстрастие храня, И холодом, и вечным блеском полны!.. Не правда ль, вы - счастливее меня! Не знаете, что счастье - ненадолго На вольную, холодную красу Гляжу с тоской: Зачем ваш смех так радостен и молод? Зачем я цепь тяжелую несу? О, дайте мне невозмутимый холод И вольный смех, и вечную красу!.. Как трудно жить под игом, Уйти бы к вам и с вами отдохнуть, И лишь одним, одним упиться мигом, Потом навек безропотно уснуть!..

Ни женщине, ни Богу, ни отчизне, О, никому отчета не давать И только жить для радости, для жизни И в пене брызг на солнце умирать!.. Но нет во мне глубокого бесстрастья: И родину, и Бога я люблю, Люблю мою любовь, во имя счастья Все горькое покорно я терплю. Мне страшен долг, любовь моя тревожна. Чтоб вольно жить - увы! О, неужель свобода невозможна, И человек до самой смерти - раб?

Стыд, чувства вины и страх

Posted on / 0 / Categories Без рубрики

Post Author:

Жизнь вне страха не просто возможна, а совершенно достижима! Узнай как можно стать бесстрашным, нажми здесь!